Родила и жалею – «Я жалею, что родила». Исповедь трёх матерей

Содержание

«Я жалею, что родила». Исповедь трёх матерей

Тема материнства в современных реалиях стала похожа на священную корову. Instagram лопается от фотографий счастливых мам, Беларускам с детства внушают, что их основное предназначение заключается в воспроизводстве потомства. А если тебе 27 и ты пока не планируешь заводить детей, родственники уверены, что с тобой что-то не так. Kyky нашёл трёх женщин с полярно оппозиционным взглядом на материнство.

Оксана, 30 лет, преподаватель иностранного языка: «Завести ребёнка – это как вступить в деструктивные отношения: ты любишь, но тебе плохо»

«Когда он узнал о беременности, бегал по дому с радостными криками «Я стану папой». А ещё он нарисовал плакат, где были изображены сцены из нашей будущей совместной жизни. Сейчас это плакат валяется где-то за шкафом. При виде такой искренней радости любимого человека рождение ребёнка казалось радужной перспективой. Но краски сгустились только после того, как я осознала, что отношения не вечны, а ответственность за ребёнка будет преследовать меня (и только меня) всю жизнь. Уже в середине беременности я ощущала, как мои ноги постепенно начинают заливать цементом, чтобы в конце, повесив мне цепь на шею, спустить на дно «счастливой семейной жизни». Меня нельзя было назвать «беременяшкой», поскольку вместо розовых иллюзий о маленьком чуде в моём животе я испытывала страх и обречённость.

На эту тему:«Когда он впервые это сделал, мне было восемь лет». Пять чудовищных историй жертв домашнего насилия

Впрочем, сразу после рождения дочери я, как и задумано эволюцией (всплеск гормонов и прочие инструменты приобщения к материнству), ощущала себя самой счастливой женщиной в мире. Даже самое яркое путешествие, головокружительный секс в период влюблённости или приём всем известных веществ не сравнятся с той остротой чувств. Мне даже иногда кажется, что типичные «яжематери» рожают по пять детей именно из-за этих первых мгновений. Постепенно эмоциональное состояние приходит в норму, а ты уже любишь своё дитя и в прямом смысле готов растерзать глотку потенциальному обидчику. Только вот собственные потребности, отодвинутые даже не третий план, никуда не исчезают.

В какой-то момент ты начинаешь понимать, что связан, нет, даже распят на кресте во имя счастья и благополучия ребёнка.

Ситуацию можно сравнить с деструктивными отношениями, когда женщина влюбляется в нарцисса, психопата или другого абьюзера. Она его любит, несмотря на то, что 40% времени несчастна.

За время моего декрета подруги по университету успели продвинуться по карьерной лестнице, поездить по миру и насладиться свободой, которую я в полной мере уже никогда не смогу ощутить. Даже если ребёнок гостит на выходных у бабушки, твоя свобода ограничена двумя жалкими днями. Ты не в силах претендовать не то, что на кругосветное путешествие автостопом, ты даже покончить с собой не имеешь права. Не можешь же ты в самом деле нанести неповинному ни в чём человеку душевную травму на всю жизнь! И неважно, сколько у тебя бабушек и дедушек, готовых помочь. Оставляя ребёнка с ними, ты не перестаёшь о нём думать и беспокоиться. Твоё сознание уже изменилось навсегда. Ты умеешь мыслить только через призму материнства. Не имеет значения и денежный аспект: финансовая независимость может лишь облегчить положение. Наличие мужа – тоже сомнительный аргумент. Мужья приходят и уходят, а ответственность за ребёнка целиком и полностью лежит на матери.

На эту тему:«Я тупая. Родители говорят, это сложно для меня». Кем будут наши дети, если их воспитаем мы

К обречённости ответственностью со временем, конечно, привыкаешь, но ощущение того, что ты постоянно должен семье, никуда не уходит. Детские сады, школы, поликлиники, домашние задания, «хочу кушать», порвались сандалики и нужны новые, «поиграй со мной, мне скучно», работа, походы в магазин – ежедневный безумный круговорот событий. Ты не можешь игнорировать ребёнка, когда у тебя плохое настроение, что-то болит или просто хочется побыть наедине с собой. Потом тебя будут терзать угрызения совести, потому что дочь в тебе нуждалась. Ребёнку, конечно, можно объяснить, что мама устала и хочет почитать книжку, но долго такая просьба не действует. Хуже дело обстоит только с музыкой. В момент, когда голова почти улетела в космос от Монтеверди, ты вдруг открываешь глаза и видишь перед собой дочь с очередной жизненно важной, как ей кажется, просьбой. Эгоистка, подумаете вы, ведь дети делают нас счастливыми, а жизнь – осмысленной. Но и Монтеверди делает меня счастливой, наполняя смыслом не меньше, чем дочь».

Марина, 32 года, бизнес-аналитик: «Мне хотелось, чтобы сын просто спал весь день»

«Я была уверена, что ребёнок – именно то, чего мне не хватает для полноты жизни. Я с восторгом строила иллюзии о том, какие волшебные ощущения мне подарит материнство. Картины семейной идиллии плотно закрепились в моём сознании. Друзья, родственники и знакомые уверяли: «Дети – смысл жизни. Конечно, проблемы возникают, но ты их не будешь замечать, потому что ребёнок дарит радость. Рожай, не задумывайся, потом будет поздно». На фоне общей атмосферы эйфории материнства мне и в голову не пришло, что быть матерью – адски тяжело. Под фотографиями в Instagram никто не упоминает о проблемах.

Первое разочарование, на корню погубившее весь мой энтузиазм, случилось сразу после родов. Я ждала, что божественная благодать снизойдёт на меня при виде сына. Но никаких чувств не было.

Помню, когда впервые держала его на руках, подумала: «Ребёнок, прикольно». Если бы в тот момент мне дали другого ребёнка и сказали, что он мой, я бы не почувствовала разницу.

В то время, как соседки по палате расплывались в умилении при виде своих чад, я разгадывала кроссворды и ждала, что волшебные чувства материнства вот-вот нагрянут. Мне было обидно, потому что ощущение осмысленности жизни так и не пришло, а магии, о которой все говорят, не случилось.

Наступили тяжёлые бытовые будни, сопровождающиеся постоянной нехваткой здорового сна и отсутствием развлечений. Вдобавок ко всему, меня преследовало постоянное чувство вины. Когда я сказала матери, что совершила ошибку, в ответ услышала удивлённое «ты ничего не понимаешь, дети – счастье и смысл». С мужем мне повезло: он много времени проводил с ребёнком, понимая, что мне трудно физически и эмоционально. В какой-то момент я даже начала ревновать его к сыну. Ведь в первые месяцы я не чувствовала к ребёнку почти ничего. Мне хотелось, чтобы он просто спал весь день. И это при том, что малыш у меня был спокойным и не капризным. Я уверена, что сын остался бы с папой в случае развода.

На эту тему:«Депрессивных легко любить – они удобны»

Впоследствии мне стало приятнее взаимодействовать с сыном: я чаще беру его на руки, разговариваю, играю. Очень помогла работа с психологом: я избавилась от чувства вины. Сеансы позволили понять, что роль материнства в современном мире переоценена. Это всего лишь миф, как и то, что мы обязаны любить детей. Не нужно смотреть по сторонам в ожидании чуда. А самое важное – объективно оценивать себя и свои возможности. Если вы законченный эгоист и не питаете нежных чувств к детям, не заводите их в надежде на глобальные позитивные изменения.

Сейчас я не могу сказать, что не люблю ребёнка. Появилась привязанность, пришло осознание долга. Но в одном я уверена: рожать было ошибкой. Желание завести детей не было моей личной потребностью. Я просто приняла на свой счёт идеальную картинку материнства. Ну, и давление семьи, конечно. У женщины должно быть чёткое понимание: какой бы активной мамашей она ни была, она всё равно будет ограничена. И деньги – ещё один немаловажный пункт. До беременности у меня была хорошо оплачиваемая работа. Я привыкла к комфортной жизни, путешествиям и развлечениям. Сейчас мы стеснены в средствах. Это не позволяет мне нанимать няню, когда захочется. Если бы я обладала внушительной суммой денег, воспитывать сына было бы гораздо проще. Очень важно, чтобы уровень жизни не менялся с появлением ребёнка. Муж и родственники настаивают на рождении второго ребёнка. Я и сама понимаю, что два малыша – лучше, чем один: вместе детям веселее расти, они не станут эгоистами. Хотя второго мне не хочется, не исключаю возможность его рождения (при создании необходимых условий и лучшей подготовке). Всё-таки если жизнь уже никогда не станет прежней, нет большой разницы: один ребёнок или два».

Светлана, 27 лет, менеджер по продажам. «Мать-одиночка не способна по-настоящему любить ребёнка»

«Помню, как мама уговаривала меня сделать аборт. Я не послушала, и теперь моя жизнь – кромешный ад. Я нахожусь в состоянии перманентной депрессии: ничто меня не радует, а простая мелочь легко может послужить поводом для истерики. Я не люблю своего ребёнка, да и как его можно по-настоящему полюбить, если ты мать-одиночка с кучей проблем?

Никогда не могла похвастаться наличием большого круга знакомых. В школе у меня была единственная подруга, но со временем приятельские отношения сошли на нет. В университете социальных контактов не прибавилось, зато появились ухажёры. Поскольку «розовые мечты» об успешной карьере разбились о суровую реальность, я поняла, что единственный шанс реализовать себя и наконец заполучить хотя бы кусочек мирового пирога счастья – завести семью. По завершении учёбы как раз подвернулся идеальный, как мне тогда казалось, вариант. Мужчина был гораздо старше и статуснее. Внимание, подарки, головокружительный секс и предложение переехать к нему. Не задумываясь, я собрала чемоданы, сказала семье торжествующее «адьос» и в предвкушении последовала за своей мечтой. Я была уверена, что меня, такую хорошую и незаслуженно обделённую, наконец заметили боги.

На эту тему:«Во время беременности я тупела на глазах». Молодые мамы о настоящем материнстве

В дальнейшем история стала похожа на дешёвую мелодраму. Официально оформлять отношения он со мной не собирался, и, как выяснилось позже, у него была жена. Конечно, Максим уверял, что они не общаются уже 10 лет, а я не должна обращать внимание на формальности. В какой-то момент идея завести ребёнка для укрепления нашей «семьи» стала чересчур навязчивой. Ведь у него нет детей, он наверняка обрадуется – думала я. Сделав необходимые анализы и пройдя несложный курс лечения, через два месяца я увидела долгожданные две полоски. Реакция моего суженного была неожиданной, но совершенно определённой: «Я дам тебе деньги на аборт».

Прерывать беременность я не планировала, поэтому вернулась домой, но и там меня не приняли. Мать и, что характерно, отец настаивали на медицинской процедуре.

Тогда мне казалось, что весь мир ополчился на нас. Я же была будущей матерью, доказывала сакральность деторождения и называла родителей убийцами. Даже написала заявление в милицию о попытках склонить меня к аборту. До сих пор не могу понять, что мной руководило в тот момент.

Беременность прошла на нервах: дома на меня косо смотрели, а отец ребёнка не собирался участвовать в воспитании. Мне казалось, что у меня, брошенной и обиженной на весь мир, наконец появится сторонник. Близкая, родственная душа. Я погрузилась в грёзы о невероятном счастье, которое должна была подарить мне дочь. Впрочем, предполагаемое счастье так и не наступило: мучительные роды, постоянно кричащий малыш, проблемы с родителями. Они открытым текстом заявили мне: «Мы воспитали двух детей. Мы не обязаны растить ещё и твоего». Хотя я считаю, что мать могла бы уйти на пенсию и, как нормальная бабушка, заняться воспитанием внучки. Она должна понимать, что, если биологический отец не хочет участвовать в жизни малыша, мне нужно искать нового папу дочке. Мне нужны силы, чтобы обеспечить себя и ребёнка. В конце концов, я хочу нормальную жизнь: надоело покупать вещи в секонд-хэнде, мечтать об отдыхе на море и считать каждую копейку. Неужели я не имею на это право? Отчётливо понимаю, что ребёнок мне мешает, но не могу избавиться от чувства долга, ведь привязанность к дочке всё равно есть. Я уверена, что при наличии мужа рядом любила бы дочь, а не видела бы в ней обузу. Ну а читательницам хочу посоветовать рожать детей только от надёжных мужчин и только в браке».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

kyky.org

как живут женщины, пожалевшие о материнстве

Несмотря на то, что сегодня многие женщины отказываются от материнства, находятся и те, кто, несмотря на собственные жизненные и карьерные амбиции, решается на такой шаг. Иногда такое решение принимается самостоятельно, иногда — при определенном давлении родственников и партнера.

Большинство дам понимает: материнство — это то, чем придется заниматься всю жизнь. Но правильное решение удается принять не всегда, и иногда женщины жалеют о том, что родили ребенка. Что же в таком случае делать?

Мы провели небольшой опрос и выяснили, как живут реальные женщины, которые пожалели о том, что стали матерями. Вот истории обычных людей: надеемся, они будут вам интересны.

Алиса, 25 лет:

Завести ребенка меня, если честно, во многом побудил будущий муж: узнав о беременности, мой тогда еще парень сразу же сделал предложение и настоял на том, чтобы я сохранила ребенка. Особой тяги к маленьким детям, которые постоянно бегают, кричат и что-то портят, я никогда не испытывала, но под натиском будущего папаши сдалась: почему-то тогда мне показалось, что все эти «детские неудобства» — лишь вопрос воспитания. Отчего-то я была твердо уверена: я не превращусь в клушу-наседку. Как выяснилось, я ошибалась.

Когда родилась дочка, мужа как будто подменили: если первые несколько недель он еще соглашался в чем-то мне помогать, умиляясь крохотному младенцу, то потом вся его помощь сошла на нет — отговариваясь усталостью после работы, он с чистой совестью усаживался играть в онлайн-стрелялку или смотреть очередной тупой сериал. Сейчас я понимаю, что совершила чудовищную ошибку: решение родить ребенка ради кого-то другого, пожалуй, иначе и не назовешь. Я понимаю, что ничего из того, что испытывают нормальные матери, к своей дочери я не чувствую. Что со всем этим делать, честно говоря, пока не придумала.

Алла, 32 года:

Завести ребенка я не решалась очень долго: то срывалась помолвка с моим молодым человеком и мне не на кого было положиться, то предлагали выгодную должность на работе, исключавшую возможность нянчиться с малышом, то еще что-нибудь. К тому моменту, когда я решила не ждать чуда и подходящих обстоятельств для рождения ребенка, мне уже стукнуло тридцать: даже удивительно, что в моем окружении не нашлось знакомых, которые бы то и дело напоминали про тикающие часики.

Беременность прошла даже легче, чем я ожидала, и уже в декабре я держала на руках крошечный «конвертик» с малышом, и даже испытывала к маленькому существо какое-то подобие любви: тогда эмоции нахлынули разом, так что мне трудно сейчас о них судить.

Участь матери-одиночки меня нисколько не пугала, но вот дома, когда я только-только отошла от больничной обстановки и более-менее научилась справляться с ребенком, накатило осознание: зачем мне вообще это? Зачем лишние траты времени и денег? Разве без ребенка мне было плохо?

Эту ситуацию мы сейчас прорабатываем с психологом, но каких-то значимых подвижек пока не видим. То, что это не послеродовая депрессия, могу сказать точно: прошло уже слишком много времени.

Наталья, 40 лет:

К рождению ребенка мы с мужем, наверное, шли всю нашу сознательную жизнь: поженились мы, одногодки, в 26, и года четыре пытались самостоятельно зачать ребенка, попутно пробежав десяток-другой врачей. Болячек ни у меня, ни у мужа не нашли, но с малышом все никак не получалось: врачи только разводили руками.

Когда мне было уже под тридцать, случилось долгожданное: я поняла, что беременна. Наспех сделав несколько тестов и проверившись у знакомого гинеколога, поспешила обрадовать мужа: он был просто счастлив и всю беременность буквально на руках меня носил.

К сожалению, мы, похоже, слабо себе представляли, что это такое — быть родителями. Мальчик родился здоровым, ему идет уже десятый год, но я понимаю, что совсем не этого мы хотели. Уж не знаю, в воспитании ли дело или в чем еще, но ребенок наш — совершенно неуправляемый хулиган, работать с которым не берется ни школьный психолог, ни частники. Оглядываясь назад, я даже жалею, что столько лет мы мечтали обо всем этом: нервы уже не выдерживают, и мне кажется, что дело идет к разводу.

Как видите, далеко не всем рождение ребенка доставляет радость: порой женщины, решившиеся на материнство, позднее горько сожалеют о своем шаге. Но здесь важно уметь отличать так называемую «послеродовую депрессию» и действительно нежелание иметь ребенка и заботиться о нем. Первое — вполне нормальное и объяснимое явление, а вот второе является скорее исключением, нежели правилом, и встречается куда реже.

Принять правильное решение вам может помочь наша статья: ранее мы уже рассказывали о методе принятия решений, разработанном Уолтом Диснеем. Надеемся, этот способ вам поможет.

Расскажите, что по этому поводу думаете вы: что, по-вашему, нужно делать женщине, которая родила и пожалела об этом? Нормально ли не любить своего ребенка? Почему?

Своим опытом, мнением и историями обязательно поделитесь с другими читателями, используя форму для комментариев, расположенную на нашем сайте, а также не забывайте нажимать на специальные кнопки: этой публикацией вы можете поделиться на своей странице в популярных социальных сетях, и тогда ваши друзья и подписчики тоже смогут ее увидеть и прокомментировать и

На нашем канале в Яндекс.Дзен всегда самые интересные статьи по этой теме. Обязательно подпишитесь!

5 февраля 05:52

gurutest.ru

«Я жалею, что родила ребенка». Все больше женщин делают шокирующее признание

Когда-то Лора считала, что хочет стать матерью, хотя опыта общения с детьми у нее не было. Она выросла без братьев и сестер, никогда не подрабатывала няней и не сидела с детьми знакомых. Когда они с мужем решили завести ребенка, Лора даже спросила у нескольких друзей, какие советы они могут им дать.

«Оглядываясь назад, я понимаю, как это было смешно и нелепо. Я действительно не знала, на что я иду», — говорит Лора.

Она легко забеременела и выносила ребенка. Но как только родился сын, женщина поняла, что абсолютно не готова к новой реальности. Она была подавлена, подолгу плакала, испытывала скуку и неудовлетворенность.

Кто-то называет это послеродовой депрессией, но Лора понимала — это другое.

«Когда наши родители познакомились с внуком и уехали, а муж вышел на работу, меня накрыло сожаление. Я осталась наедине с ребенком и поняла, что это для меня невыносимо. Я ненавидела ситуацию, в которой оказалась, и чувствовала себя в ловушке»

Но было уже поздно что-то менять.

В современном обществе не принято признавать, что матери могут испытывать подобные чувства. Но на самом деле таких женщин не так уж мало. День за днем, пока они меняют подгузники, отвозят детей на тренировку и помогают с уроками, они мечтают о жизни, свободной от ответственности за других.

Это явление впервые описала 10 лет назад французский психоаналитик и мать двоих детей Корин Майер в своей книге «Никаких детей. 40 причин не заводить ребенка». Среди них она выделила, например, необходимость понимать «идиотский язык» детей, а также неизбежное разочарование в своем потомстве. Критики назвали книгу «эгоистичной» и «невероятно неприятной».

Но, как это часто бывает, после первого такого заявления все больше женщин — робко или открыто — стали признаваться в аналогичных чувствах. В 2013 году 60-тилетняя жительница Великобритании Изабелла Даттон заявила, что рождение двоих детей является самой большой ошибкой в ее жизни, хотя она всю жизнь любила и заботилась о них.

«Я знаю, что без детей моя жизнь была бы намного счастливее», — призналась женщина.

В Германии была опубликована книга писательницы Сары Фишер «Блаженный обман: сожалеющее материнство». В ней автор пишет, что будни матерей являются довольно жалким существованием, по сравнению с насыщенной жизнью мужчин-отцов.

Неудивительно, что своими историями эти женщины в основном обмениваются на анонимных форумах в интернете. Даже в Фейсбуке есть группа под названием «Я жалею, что родила», где матери обмениваются отчаянными сообщениями, полными стыда, разочарования и страха.

«Мне 30 лет, и я всегда мечтала о собственной семье», — пишет анонимный пользователь. «Но сейчас я понимаю, что матери из меня не выйдет, и с ужасом думаю о том, что мне придется заботиться о ребенке».

Иногда это страх упущенных возможностей. «Смогу ли я еще чего-то достичь? Напишу ли я свою вторую книгу? Смогу ли я и дальше путешествовать?» — пишет 38-летняя женщина-редактор. Она признается, что завидует друзьям, и даже не потому, что они могут сорваться в спонтанный отпуск или поспать днем, а потому что у них есть время и возможность для того чтобы спокойно подумать.

«Я должна постоянно держать в голове каждую мелочь о своих детях: назначения врача, рост, вес, игрушки, которыми они хотят играть, продукты, которые они будут есть. Я мечтаю жить без этого бардака в моей голове», — объясняет она.

Далеко не каждая мать решает сама, когда завести ребенка. Кэрри, американка, сейчас живущая в Мексике, вышла замуж в 22 года и забеременела, несмотря на противозачаточные таблетки.

«Я планировала учебу в университете, путешествия и многое другое, прежде чем мы заведем ребенка», — говорит Кэрри.

Под влиянием свекрови и других членов семьи она родила, хотя сначала хотела сделать аборт. А после рождения дочери Кэрри с мужем развелись, и она оказалась матерью-одиночкой с ребенком, которого она не хотела.

Сейчас Кэрри осознает, что вела себя с дочерью эгоистично, чувствуя себя обиженной жертвой обстоятельств.

«Я хотела бы сказать, что очень старалась, но это будет неправдой. Моя дочь росла сама по себе. Все, чего ей удалось достичь, произошло не благодаря, а вопреки мне», — признается Кэрри. Сейчас ей 46, и она боится, что дочь повторит ее ошибки.

Комментируя истории этих женщин, люди называют их «несчастными», «бессердечными» и «эгоистичными». Некоторые даже обвиняют в жестоком обращении с детьми за смелость произнести такие мысли. Несмотря на то, что мы живем в век обнародования в соцсетях любых фактов — от рождения ребенка до семейных смертей — есть вещи, которые женщины не могут чувствовать и, тем более, открыто обсуждать. И сожаление о материнстве — одна из главных таких вещей.

Когда автор The New York Times Айлет Вальдман в 2005 году заявила, что любит своего мужа больше, чем своих четверых детей, она была буквально освистана аудиторией. Разгорелись споры между теми, кто сожалеет о своем материнстве и теми, кто считает это основным предназначением женщины.

Испытывают ли нечто подобное мужчины? Конечно нет. По мнению журналистки Сьюзан Ровер, отцы могут продолжать жить насыщенной жизнью и их даже «похлопают по плечу» за участие в процессе воспитания ребенка. В то время как методы воспитания матери всегда будут являться объектом критики, в том числе, совершенно посторонних людей.

У этой ситуации глубокие корни. Отношения между матерью и ребенком всегда воспринимались как неразрывная связь, любые отклонения принимались редко. Имена всех героинь были изменены по их просьбе — женщины переживали, что это могут прочитать дети.

«Моя дочь становится удивительным человеком. Я не хочу, чтобы она знала, что я хотела выкинуть ее из своей жизни», — призналась одна из матерей.

Но вряд ли эти женщины одиноки в своих переживаниях. В Германии провели исследование, согласно которому 8% из 1200 опрошенных жалели о том, что решились на ребенка.

Неприятие обществом проблемы этих женщин порождает еще более серьезную проблему для всех женщин вообще — их осуждают за нежелание выполнять свое основное предназначение. А если оно все-таки выполнено, то женщина начинает жалеть.

«Это якобы опасно для человеческой культуры, которая зависит от способности женщины давать новую жизнь, не подвергая этот процесс сомнению», — говорит израильский социолог Орна Донат. Она автор книги «Сожалеющее материнство», в которой были опубликованы десятки интервью с женщинами, столкнувшимися с этой проблемой. Все они сокрушались о жизни с чувством постоянной ответственности, которая никогда не закончится.

Источник: goodhousekeeping.com

www.goodhouse.ru

Я пожалела о том, что родила

Какой-то период времени я любила детей. Нянчилась с сыном подруги при каждом удобном случае. Даже завидовала ей. Потом родила другая подруга, потом еще одна и еще. Почему-то все доставали меня вопросами: а когда же у вас пополнение? Я же совершенно не торопилась. Мне и без детей было хорошо с мужем, хотя, конечно, не раз прокручивала в голове картинки с детишками в кругу большой семьи. Но не решалась. Так и продолжала ходить в гости нянчится с чужими.

Постепенно стали раздражать вечные разговоры имеющих детей подруг о пеленках, распашонках, подгузниках, соплях и прочей детской фигне. И с некогда лучшими подругами больше не находилось общих тем, кроме каких-то воспоминаний. Частенько я стала задумываться о том, что тоже хочу быть мамочкой, что это так классно быть беременной, все эти ощущения, а потом передавать малышу все свои знания и ispovedi.com умения, стараться сделать так, чтобы он стал лучше, чем ты. Красивенько одевать, кормить с бутылочки, гулять в парке, собирая листья. Я искренне хотела стать мамой и думала, что уже достаточно знаю о материнстве и детях. Поговорили об этом с мужем.

Всё получилось с первого раза. Я вроде была рада. Моя соцстраничка пестрила то новыми УЗИ, то рассказами о моем самочувствие, то скриншотами из календарей развития беременности. Поначалу мучал дикий токсикоз, постоянно хотелось плакать, чем я и занималась. Потом мне стали противны шевеления, меня аж передергивало от них, я моментально меняясь в лице. Не знаю, как объяснить… я всем своим нутром отвергала то, что во мне, мне моё состояние было крайне неприятно. Раздражала беременность. Не нашла я в ней ни капли того прекрасного, что мне так красочно расписывали подруги. Ближе к дате родов стали бесить дети. Все без исключения. Особенно самые маленькие и тупые.

Так получилось, что нам с мужем пришлось жить у его родителей, где не так давно родила его сестра. О боже! Эти крики ispovedi.com днем и ночью, нудное нытье, а как малышу все потакали! Бабушки и дедушки просто боготворили эту мелкую дрянь, которая всем этим пользовалась и требовала к себе всё время внимания. Я реально, будучи беременной, подумывала о том, как бы побольнее треснуть своего новоиспеченного племянника, когда он начинал орать.

Когда я родила, это был какой-то ад. Адские первые 2 месяца. Были проблемы с грудью, потом я простыла, затем заболела и моя дочь, и без того вечно орущая. Мы обращались к невропатологам с подозрением на повышенное черепное давление у ребенка, в связи с постоянным закатистыми криками, но никто ничего не обнаружил.

Ни днем, ни ночью не было покоя. Вся жизнь как-то вмиг изменилась после появления ребенка. Не оставалось времени ни на что. Я вообще от себя не зависела. Была страшная послеродовая депрессия, хотелось выбросить ребенка. Не раз поднимала на него руку, орала. Муж злился на новую меня, не понимал, почему я, которая так хотела детей, теперь готова прибить собственного на полном серьезе. Я же звонила тем подругам, у которых ispovedi.com уже не первый ребенок, жалуясь на новую жизнь в поисках ответа, что же такого распрекрасного в этих детях?! Все как одна твердили, что у них первый месяц было так же и мысли были такие же, что зачем я вообще родила и всё такое. Но потом якобы у всех это проходило, и они понимали, какие были дуры, что могли о таком подумать даже!

Шли месяцы, я всё корчила из себя образцовую мамочку при муже, а как только он уходил – даже и не приближалась к ребенку. Она кричала, закатывалась в истериках, а я только подходила, чтобы наорать и чтобы не ударить уходила в другую комнату.

Я не знаю, что со мной. Я понимаю, что так не должно быть, но не могу справиться с чувством нелюбви, какой-то ненависти к дочери. Меня раздражает ее писк! Я понимаю, что с ней моя жизнь никогда не будет прежней, что это совсем не то, чего я так хотела. Что теперь я не провожу время со своим мужем, что элементарно не могу с ispovedi.com ним полежать в обнимку, потому что она постоянно орет, требуя то пожрать, то посрать то развлекушек, а всё свободное от нее время уходит на сходить в туалет и поесть. Я даже боюсь подумать о том, что еще совсем не скоро, если вообще когда-нибудь пойду в кинотеатр, на каток или еще куда-то. Господи, эти 4 стены и этот постоянный ор меня убивают!

Я осознаю, какая я ужасная мать, мне жаль своего ребенка, но я и правда не нашла ничего хорошего в детях. НИ-ЧЕ-ГО. Дети забирают абсолютно всю твою жизнь, а взамен что? Я не хочу, мне надоело ежедневно подтирать говно, сопли и слюни. Я хочу свою прежнюю жизнь.

Последнее время всё чаще срываюсь. Однажды муж это увидел – столько всего увидела в его глазах. Мне показалось, он меня бросит… как же страшно стало. Нет, не от того, что я одна с ребенком останусь (я б её без раздумий отдала в детдом), а от того, что мужа я очень люблю и не хочу его терять. И что мне ispovedi.com делать не знаю. Не могу больше так жить, ненавидя ребенка, что так отдалил меня от мужа. Вернуть бы время – ни за что бы не родила. Вся жизнь насмарку.

Автор: Плохая мать

ispovedi.com

что делать матери с таким признанием

Роды – стресс для матери. Кардинально меняется ритм жизни, самоощущение и самовосприятие женщины. Гормональные изменения сочетаются с психологическими, что нередко оборачивается послеродовой депрессией, во время которой и возникают мысли о нежеланном ребенке. В среднем за год это проходит. Но специалисты назвали неутешительную статистику: все больше женщин даже спустя 5, 7, 10 лет признаются, что жалеют о рождении ребенка.

Актуальное состояние проблемы

Впервые сожаление о рождении ребенка было вынесено на всеобщее обозрение 11 лет назад. Французский психоаналитик Корин Майер описала феномен в своей книге «Никаких детей. 40 причин не заводить ребенка». Книга и автор подверглись нелицеприятной критике, но, как и следовало ожидать, после этого женщины начали признаваться в своих мыслях и чувствах: кто-то публично, кто-то анонимно. Находились даже те, кто, будучи дважды или трижды матерью, называли содеянное ошибкой.

Согласно немецким исследованиям, 8 % из 1200 женщин жалеют, что родили ребенка. По России точных данных нет, но известно, что каждый год матери отказываются от 30–50 тыс. детей. Смею предположить, что тех, кто родил и воспитывает ребенка, но каждый день сожалеет о своем решении, еще больше.

Истории из жизни

Женщины могут легко обсуждать многое из сферы материнства, но говорить о настоящих чувствах, невозможности принять ребенка не принято. Такие матери объединяются в анонимные группы в интернете, обращаются за анонимными консультациями к специалистам или вовсе остаются наедине со своей проблемой.

Анализ их активности в интернете позволяет сделать выводы о том, что больше всего тревожит матерей:

  • Позднее осознание неготовности к материнству. Вместо того чтобы лично пообщаться с детьми знакомых, познакомиться с книгами по психологии и физиологии развития, изучить вопросы беременности, некоторые женщины следуют стереотипу «надо», слушают советы друзей. А после рождения ребенка приходит понимание абсурда ситуации, нелепости сбора советов. «Я не знала, на что иду», – так говорят эти женщины.
  • Скука, неудовлетворенность, подавленность, сожаление, ощущение западни, усталость, желание отдохнуть от бесконечных мыслей, связанных с воспитанием ребенка, ежесекундной ответственности за его жизнь.
  • Сожаление об утраченной свободе, уверенность в том, что без детей жизнь была бы счастливее. Страх упущенных возможностей.
  • Зависть к бездетным друзьям: они могут сорваться в спонтанную поездку, наслаждаться общением друг с другом, побыть наедине и спокойно подумать.
  • Ненависть к мужу, злоба на то, что он может жить прежней жизнью, уходить из дома, работать, встречаться с друзьями. Свою жизнь матери называют жалким существованием, а будни отцов – насыщенной жизнью.
  • Глубокое чувство фрустрации. Ожидание и реальность материнства часто расходятся: не тот пол ребенка, не тот темперамент, не та поддержка окружения, семьи, государства. В общем, все не так, как представлялось.
  • Чувство одиночества, давление и критика общества. Как отмечают участницы форумов, действия матери всегда подвергаются критике.

Еще тяжелее состояние у тех матерей, которые родили ребенка под влиянием окружения, хотя вначале думали об аборте, а потом остались одни: отец малыша сбежал, близкие заняты своими судьбами. Это не просто трудная жизненная ситуация, а серьезная психотравма для женщины.

Среди них встречаются те, кто признаются в эгоистичном или жестоком отношении к ребенку, суровом воспитании или игнорировании его потребностей. В таком случае ребенок страдает больше матери. Это опасные условия развития.

Однако большинство матерей, сожалея о беременности, заботятся о ребенке, стараются хорошо выполнять обязанности. Кто-то из них спустя годы даже признает, что довольны своим решением.

Я лично знаю женщину, которая оказалась не готова к материнству. После родов она ничего не испытывала к ребенку, но благодаря поддержке мужа, семьи, работников роддома и в дальнейшем социальных работников история закончилась хорошо. Сейчас ее дочери 18 лет, и моя знакомая не устает повторять фразу: «Сейчас у меня такая девчонка, ууу. Я за нее любого порву». Свою историю она рассказывает с удовольствием и легкостью: от родов и мысли «что мне с этим делать?» до взрослой дочери и убеждения «я ее обожаю».

Что делать

Стыд, разочарование, страх, обида, чувство обреченности, одиночества – малая часть тех переживаний, которые сопровождают сожаление о рождении ребенка. Кто-то называет таких женщин бессердечными, даже за одно признание в сожалении обвиняет в жестокости, а кто-то – несчастными.

Я бы назвала этих женщин неподготовленными к жизни в широком смысле этого слова:

  • внушаемость, личная неопределенность, нестабильность;
  • непонимание серьезности рождения ребенка;
  • слабая способность в адаптации к изменениям;
  • недостаток психологической гибкости;
  • безответственность и неорганизованность;
  • незнание примерного будущего, связанного с рождением ребенка;
  • инфантильность;
  • страх потерять мужчину, связанная с этим низкая самооценка и зависимость от отношений;
  • непонимание, незнание своего внутреннего мира, своих особенностей, потребностей, интересов.

Девушки не сами стали такими – это последствия их условий развития. Вероятно, среда была неблагоприятной. Но бороться с последствиями предстоит только им.

Рекомендации для изменения отношения к ситуации:

  1. Прекратите воспринимать ребенка как обузу и мучителя. Он выполняет то, что вы ожидаете. Да, есть объективные ограничения в самостоятельности, свободе, но многие мамы умеют заниматься любимым делом даже с ребенком. Пока вы воспринимаете ребенка как конец вашей жизни, вы обречены, и помочь вам не может никто.
  2. Найдите группу поддержки среди счастливых мам. Вместо того чтобы упиваться жалостью к себе, обсуждать ужасы материнства, попробуйте обсуждать возможности совмещения саморазвития и материнства. Вступите в новые группы в социальных сетях, выбирайтесь на реальные встречи с мамами и детьми. Девушки даже спортом занимаются с малышом, работают дома, уделяют время хобби. Просто не все знают, как это совместить. Не думайте о том, что было или что могло бы быть. Ваша задача – сконцентрироваться на настоящем. Смените круг общения, перенаправьте свое внимание.
  3. Займитесь изучением детской психологии, запишитесь на курсы или консультации психолога. Можно найти специальные занятия для мам с детьми, тогда не придется думать, с кем оставить ребенка. Возможно, вы не испытываете радости, потому что не понимаете свое чадо. Ребенок – это полноценный человек. У него есть свои предпочтения, потребности, особенности психики и темперамента. Но кроме этого есть общие принципы развития детей, знание которых упрощает взаимодействие.
  4. Подумайте, не является ли ваше непринятие ребенка проекцией. Например, результатом непринятия себя в настоящем или в детстве. Не исключено, что корень проблемы – неблагоприятные отношения с вашей мамой, ее холодность и жестокость, обвинения в вашу сторону. Или вы злитесь из-за испорченных отношений с мужем, но уверены ли вы, что виноват ребенок? Поверьте, у него нет цели навредить вам. Он просто заявляет о своих потребностях. Как и вы, он ни в чем не виноват. Ответ и ключ к изменениям находится только внутри вас. Возможно, дело в неспособности меняться, адаптироваться, усмирять эгоизм.

Сожаление о материнстве, в том числе как результат послеродовой депрессии – серьезная проблема, от которой зависит психическое здоровье женщины, семьи, ребенка. Самостоятельно состояние не пройдет, возможно, понадобится не только полноценная реабилитация и психотерапия, но и медикаментозное лечение.

Но если ваше состояние вызвано не депрессией, а более глубокими проблемами, то снятие напряжения, контроль агрессии таблетками или техниками саморегуляции будет устранением следствия, но не причины. Вы обезболите, но не снимите воспаление, не залечите рану. Полезнее работать с причиной.

Послесловие

Если вы испытываете что-то подобное, не бойтесь и не стесняйтесь обратиться за помощью. Психологи обязаны соблюдать конфиденциальность и беспристрастно относиться к проблемам клиента. Специалист проанализирует конкретно ваш случай, условия проживания, перспективы и возможности для решения проблемы, поможет найти выход из сложной ситуации.

Если вы уверены, что не сможете обеспечить ребенку счастливое будущее, измениться, возможно, стоит подыскать семью, готовую принять малыша – 15 % семейных пар в России не могут, но хотят родить ребенка.

Посмотрите откровенное интервью одной из девушек, которая смогла справиться со сложностями беременности, своими негативными эмоциями и состоянием отчаяния:

psychologist.tips

Жалею, что родила в 40 лет. Ребёнка не люблю и не знаю, как жить дальше

Даже не знаю, с чего начать.. Я замужем, в браке 23 года. Есть дочь 20 лет и сын 3 года. Наверное с последнего и начну. Сын…Родила я его поздно, в 40 лет. Не знаю, что на меня нашло! Детей я особо не люблю. Дочь родила в 23, молодая, глупая, надеялась на мужа, которого безумно любила. Что получилось в результате?

Я пахала на трех работах (потом еще и беременная дочерью), а он сидел дома и гамился в комп. Но, как считала я, он умный, он ищет себя и скоро найдет, нужно немного потерпеть. Когда родила, начался 98-й год, дефолт, кушать было нечего. Я не помню, как мы выжили, но в памяти надолго останется овсянка сваренная на воде и протертая через сито, залитая в детскую бутылочку. Этим я кормила дочь (молока не было). Как-то дотянули до садика, потом до школы. В декрете долго не сидела, вышла в полтора года. Муж продолжал себя искать. На мне повисло всё: дом, ребенок, работа, готовка. уборка, добыча денег. Прошло 10 лет нашего брака, я начала психовать. Муж понял, что сказка закончилась и пошел на работу. Надо отдать должное — он действительно начал работать и приносить неплохой доход. Быстро стал расти по карьерной лестнице, нам удалось скопить и купить хорошую квартиру, в престижном районе, я тоже поднялась по карьерной лестнице, всё стало налаживаться.

И тут…мужа долбанул кризис среднего возраста. Ну, я по-другому не знаю как это назвать. Психи, истерики, какие-то непонятные придирки, речь из серии «Всё плохо, все козлы, живем как бомжи, ничего себе позволить не можем». Ну и так далее. К слову сказать жили мы неплохо. Не шикарно, конечно, но на хлеб с маслом и икрой хватало, периодические ездили заграницу, да и в целом по России покатались. Короче, тянулся его кризис аж 5 лет! Он меня вымотал просто до мозга костей! Дочь к тому времени уже училась в 10 классе, когда мое терпение лопнуло и я подала на развод! И я начала мечтать, как я буду свободной, буду приходить в свою маленькую квартирку и отдыхать после работы, встречаться с друзьями и заниматься любимыми делами. Дочь уже взрослая, могу и для себя пожить, без этих нервотрепок.

И тут, как гром среди ясного неба….беременна! Нет, близость у нас, конечно, с мужем была, но на тот момент крайне редко. Я уставала, как лошадь, да и после его ежедневных истерик сильно меня не тянуло на секс с ним. Но по его желанию, свой долг я исправно выполняла. Что же делать?! В моей голове пронеслась куча мыслей…Ребенок! в 40 лет!!! Мне хватило дочери. Не хочу! У меня хорошая работа, престижная должность, карьера прет в гору и тут…

Я рассказал всё мужу. Я всегда была с ним честна и не видела причин скрывать эту ситуацию. К тому же это был его косяк. Что произошло после этого? Мужа просто подменили! Он практически на коленях уговаривал меня родить. Мечтал о сыне всю жизнь. Хотя нет никакой гарантии, что это сын (ну, на тот момент мы не знали. Слишком маленький срок). Он обещал помогать, готов сам ночами был не спать, кормить и так далее. И что это нам второй шанс в наших отношениях. Не знаю, что на меня повлияло? Усталость, его внезапная нежность (5 лет кризиса), куча внимания свалилась на меня! Я поддалась на уговоры. Родила сына. Хороший, здоровый мальчик. Муж с ним, как и обещал возится с утра до ночи. Готов звезду с неба достать для него. на руках носит, пылинки сдувает. И мне внимание стал уделять, ремонт в квартире сделал, мебель обновил, в отпуск свозил, обеспечивает (хотя я тоже работаю и могу сама себя обеспечить).

Но…., а вот теперь самое главное: А мне всего этого не надо! Я не хотела этого ребенка и говорила об этом честно! Сейчас я выполняю функцию: накормить, деть, уложить, привести-отвести в сад. И большего я не хочу. Он меня раздражает просто своим присутствием. Бесит! Нет, не так, ВЫБЕШИВАЕТ! Я его ненавижу! Понимаю, что всё, моя жизнь полетела в пропасть! Мне будет 60 с копейками, когда он закончит школу!!! С ужасом я стала понимать, что не могу сдерживать свое раздражение! Меня бесит всё — его разговоры, крики, истерики (а куда деваться. кризис 3-х лет никто не отменял). Мне пришлось сменить работу на более простую, потому что я не могла себе позволить работать в том режиме, который был до этого. Начались бесконечные больничные, сопли, врачи, поликлиники. Муж, конечно, помогал. Очень помогал. Но…, я поняла, что мне не нужно всего этого.

Мне хватило сил 20 лет назад пройти этот ад и повторения я не хотела. Сейчас я борюсь с желанием, всё бросить и сбежать. Даже начала присматривать работу и жилье в других городах. И одна только мысль о том, что я могу быть одна меня греет и поднимает настроение. Только не нужно мне говорить, что «Отдохни, смени обстановку, съезди куда-нибудь». всё это уже пройденный этап — не помогает. Возвращаясь с впадаю в еще большую депрессию, чем уезжала. Мозгами я понимаю, что так нехорошо думать, нельзя, неправильно. Но переубедить себя не могу.

Помогите! Подскажите, как с этим бороться. Может у кого-то уже был такой опыт и вы нашли выход.

Ps: к психологам обращалась. Не помогает.

Светлана

web-nomad.ru

"Я жалею, что родила детей": f3 — LiveJournal

Моему сыну Стюарту было 5 дней, когда ко мне пришло осознание, поразившее меня подобно физическому удару: рождение ребенка было самой большой ошибкой в моей жизни.
Даже сейчас, 33 года спустя, я все еще вижу эту картинку: Стюарт спит в своей кроватке. Его нужно кормить, но он еще не проснулся. Я слышу, как он ворочается, но, глядя в его круглое лицо на границе сна и бодрствования, я не чувствую никакой связи с ним. Никакого прилива материнской привязанности. Я чувствую себя полностью отстраненной от этого чужака, который вторгся в мою устоявшуюся семейную жизнь и безвозвратно изменил ее к худшему.

Мне было 22, когда я родила Стюарта, спокойного и послушного ребенка. Поэтому нет, мои чувства не были вызваны усталостью, послеродовой депрессией или мимолетным периодом послеродового уныния. Все просто – я всегда ненавидела саму идею материнства. В тот момент еще теплящаяся надежда, что материнство вылечит мою антипатию, улетучилась. Помню, я спрашивала себя: «Он правда мой?» Без преувеличения, он мог быть чьим угодно ребенком. Если бы в тот момент добрый незнакомец предложил мне его усыновить, я бы не возражала. Тем не менее, я не желала вреда Стюарту и изо всех сил заботилась о нем. И всё же, я знаю, что без детей моя жизнь была бы намного более счастливой и состоявшейся.

Через 2 года и 4 месяца после рождения Стюарта, я родила свою дочь Джоу. То, что я родила второго ребенка, несмотря на мое отвращение к детям, может показаться странным, но я считаю, что иметь единственного ребенка – очень эгоистично. Я чувствовала к ней такое же безразличие, как и к Стюарту, но я знала, что буду заботиться о Джоу в полную меру своих возможностей и полюблю ее так же, как со временем полюбила сына. Однако, я боялась ее зависимости от меня; жалела времени, потраченного на нее, и того, что оба моих ребенка, как паразиты, продолжают потреблять меня, не давая ничего осмысленного взамен.


Когда бы я ни говорила друзьям, что я жалею о том, что у меня есть дети, они в изумлении открывали рот: «Ты что, это не может быть всерьёз?!» Но, конечно, я не шутила. Некоторым моя жизнь до рождения детей может показаться однообразной, и, по правде говоря, работа машинисткой не слишком похожа на построение карьеры. Так что вы можете подумать: ну и где здесь большая жертва? Но больше всего в своей жизни я ценила собственное время: чтобы размышлять, читать, наслаждаться собственным обществом и душевным покоем. И внезапно эти покой и уединение исчезли. Два маленьких чужака вторглись в мое пространство. И мой покой ко мне так и не вернулся.

Я не знаю, почему чувствую то, что чувствую. У меня четверо братьев и сестёр, мы росли в счастливой семье с любящими родителями. Отец служил в армии; мама, с которой он познакомился во время командировки в Германии, вырастила нас в Уэст-Мидлендс. Мы с мамой были близки; даже во взрослом возрасте я могла положиться на нее. Мое детство было счастливым и обычным. Как большинство девочек, я играла в куклы. Однако, не припомню, чтобы я когда-нибудь хотела, чтобы эти игры в дочки-матери воплотились в реальность.

Знаю, найдутся миллионы людей, которые посчитают меня гнусной, хладнокровной и бессердечной, но я также верю, что найдутся и такие, которые втайне чувствуют то же, что и я. Я просто честна – некоторые могут утверждать, что жестоко честна - и признаю свои настоящие чувства. Этим я нарушила, казалось бы, незыблемый закон природы. Какая же мать пожалеет о том, что у нее есть дети?


Я никогда не скрывала правду от своего мужа Тони, которому сейчас 62. Сразу же после того, как мы приняли решение провести оставшуюся жизнь вместе, я призналась, что не хочу заводить семью. Мы любили друг друга с детства. Когда мы встретились, мне было 12, ему 16: он был моей первой и единственной любовью. Мне было 19, когда я шла к алтарю: радостная невеста, в ожидании счастливой жизни с мужчиной, которого я обожала. Но даже тогда я знала, что дети станут камнем преткновения. Тони хотел четырех детей. Я не хотела ни одного. Мы обсудили этот вопрос и, по-моему, он посчитал, что я передумаю. Мне кажется, он полагал, что потребность стать матерью овладеет мной по мере того, как мои подруги обзаводятся детьми. Я же надеялась, что он передумает.

После свадьбы мы купили дом с тремя спальнями в Ковентри, который остаётся нашим домом и сегодня. Тони вкладывался в своё увлечение - спорт, мои же интересы были более замкнутыми. Я любила вязать, заниматься шитьем и читать, вступила в клуб книголюбов. Тони и тогда, и сейчас работал модельщиком в автомобилестроении. Я была машинисткой в офисе телекоммуникационной компании.

Через несколько лет после свадьбы Тони начал спрашивать меня, осталось ли мое нежелание иметь детей таким же непреклонным. В конце концов, я уступила, потому что любила его и считала нечестным лишать его возможности стать отцом. Однако, я выдвинула условия: я точно знала, что если у меня будут дети, я буду воспитывать их сама без помощи бабушек и нянь, хотя это может показаться нелогичным в свете моих собственных чувств. Это не было искуплением чувства вины, потому что я не чувствовала вины. Просто, раз уж я их привела в этот мир, я должна сделать для них все возможное.

Я не понимаю матерей, настаивающих на том, что они хотят детей – особенно те, которые годами лечатся от бесплодия – а затем после родов мчатся обратно на работу при первой же возможности, доверяя незнакомцам ответственную работу по уходу за детьми. Зачем вообще рожать детей, если ты не хочешь или не можешь себе позволить их воспитывать? И зачем притворяться, что ты их хочешь, если у тебя нет намерения их воспитывать? По-моему, это лицемерие намного более разрушительно и менее доступно для понимания, чем мое признание о том, что моя жизнь была бы лучше без детей.

И в этом, возможно, вся суть: я бы не смогла взять на себя роль матери и выполнять ее вполсилы. В отличие от других так называемых мам, я долго думала о своей ответственности, как матери. Мне кажется, если бы другие женщины тоже так делали, прежде чем необдуманно броситься с головой в материнство, они разделили бы мои сомнения. Я четко знала, что ребенок будет посягать на мою независимость и высасывать финансы. По мере приближения даты родов, я не испытывала никакого волнения. У меня не было желания заполнить детскую игрушками, я не читала книг по воспитанию и не обменивалась опытом с друзьями. Я наслаждалась последними месяцами моей свободы.

У нас с Тони крепкий брак – даже спустя 37 лет – и я не боялась, что ребенок повлияет на наши супружеские отношения. Конечно, мы поддерживали активную и полноценную сексуальную жизнь и ходили на свидания каждую пятницу, когда с детьми сидели родители Тони. Однако, я чувствовала посягательство этого маленького существа на мою независимость.

Итак, в мае 1979 года родился Стюарт, с синим лицом из-за обвития пуповиной. Другие матери сошли бы с ума от тревоги, я же оставалась спокойной, когда врачи унесли его. Я отправила Тони обратно на работу, а сама провела следующие 4 часа в ожидании, но без малейших опасений. На самом деле, я совсем не думала о Стюарте, пока Тони не вернулся с работы и не спросил, где ребенок. С ним, конечно, все было в порядке, и когда его принесли обратно в палату, я не почувствовала в своем сердце того, что должны чувствовать все молодые матери. Вместо этого я сидела с кружкой чая и уныло думала: «Что же я наделала!»

Вернувшись домой, я решила кормить грудью. Я знала, что так будет лучше для Стюарта, и я считаю, что каждая мать должна делать именно так. Но даже во время этого интимного процесса неуловимая связь между нами не сформировалась. Стюарт ел жадно, каждые два часа. Казалось, он прочно присоединился ко мне, но близость грудного младенца не будила во мне материнских чувств. Я никогда не хотела причинить вред Стюарту – я желала ему процветания и успеха. Без сомнения, я со временем полюбила его, и сейчас люблю. Но я всегда жалела, что он у меня есть. Я сказала об этом Тони, но даже если его это задело, он этого не показал. Он просто сказал: «Ну что ж, а сейчас он уже с нами. Мы ничего не можем с этим сделать. Тебе просто придётся справиться с этим так хорошо, как только получится».

И я сделала именно так. Я считаю, что была хорошей матерью, однако, не была ослеплена любовью. Когда Стюарту было 3 недели, я впервые взяла его в коляске по магазинам, вместе с нашим рыжим сеттером Эмбер. Возле булочной я привязала собаку к коляске и оставила Стюарта вместе с Эмбер снаружи, пока покупала хлеб и пирожные. Только дойдя домой, заварив себе чай и начав есть пирожное, я поняла, что чего-то не хватает. Не было собаки, выпрашивающей лакомый кусочек. И первой моей мыслью было: «Где Эмбер?» Прежде всего, я заметила отсутствие собаки, и только потом вспомнила, что оставила Стюарта у магазина. И даже потом я не была взволнована. Я просто позвонила булочнику, чтобы убедиться, что Стюарт и собака всё ещё на улице, а потом забрала их и вернулась домой.

В детской больнице мамы сравнивали вес своих детей и хвастались их достижениями, но я даже близко не интересовалась такими незначительными вещами, поэтому в больницу сходила только однажды. Когда люди заглядывали в коляску Стюарта поворковать с ним и говорили, что он прелестный малыш, я думала: «Это неправда». Он не был красивым.

Тем временем, Тони блестяще выполнял обязанности отца. Он помогал мне с пеленками, купал Стюарта, когда мы куда-то ходили, и именно к папе сын шел за утешением после падения. Когда Стюарту было полтора года, мы запланировали второго ребенка, которого я обещала родить. Однако в этот раз я не так ужасалась перспективе снова стать матерью, как было прежде. Когда в августе 1981 родилась Джоу, я помню, с какой радостью Тони и его семья встретили новость, что у меня родилась девочка. Я не разделяла их ликования. Но снова ничего поделать было нельзя, только взять на себя «работу» по её выращиванию. Я прилежно выполняла свою работу, но именно Тони был страстным и бурно выражающим свои чувства отцом. Он любил детей до умопомрачения, и как только они достаточно подросли, взял их с собой в спортивный клуб, где Стюарт стал успешным футболистом. Джоу тоже увязалась с ними, и мы даже подшучивали над тем, что она просила отца идти с ней, когда шла в туалет.

Мы завели такой порядок, чтобы я занималась домом, а Тони, когда не был на работе, присматривал за детьми. И я ревностно охраняла свое время, свободное от детей. В летних отпусках у нас с Тони были четко определенные роли. Я не присматривала за детьми, если он был рядом. Поэтому когда они играли в футбол, с увлечением следили за Гран-При или смотрели гольф, я пряталась в летнем домике и погружалась в чтение хорошей книги. Другие мамы носились вокруг своих детей как курицы с отрезанными головами, а в нашей семье эту роль взял на себя Тони.

У нас было много моментов счастья; я делала все, что должна делать хорошая мать. У нас были пляжные выходные на острове Уайт; были бесконечные спортивные соревнования, в которых дети блистали. Я уверена, они согласятся с тем, что всегда чувствовали себя счастливыми и защищёнными. Я вовсе не проводила каждый день в сожалениях о том, что у меня есть дети; я больше чувствовала гнёт своей ответственности перед ними. Маленькие дети не дают вам быть спонтанными; любой выход из дома превращается в экспедицию. И если вы серьезно относитесь к родительству, вы всегда ставите нужды детей выше своих.  Рождение детей погружает вас в состояние бесконечных финансовых и эмоциональных трат, с очень маленькой отдачей, либо вовсе без нее. Это подвергает ваш брак ужасному давлению и выматывает. И эта «работа» никогда не заканчивается. Так что я знаю, что моя жизнь с Тони была бы намного счастливее, не такой сложной, и более беззаботной без детей.

Я не думаю, что Стюарт и Джоу чувствовали какую-то холодность с моей стороны, хотя однажды Джоу сказала: «Мама, ты никогда не говоришь, что любишь меня». Это было правдой, я не говорила. Но я уверила Джоу, что на самом деле люблю ее. Она и Стюарт просто приняли тот факт, что я не демонстративна в проявлениях чувств.

Они выросли, так же как и я, в хорошо адаптированных взрослых. Стюарту 33, он работает супервайзером в сфере проектирования телекоммуникаций. Он женат на Лизе, 37 лет, которая работает супервайзером в банке, у них двое прекрасных детей. Но прежде чем объявить мне, что он станет отцом, Стюарт спросил, хочу ли я стать бабушкой. Я достаточно решительно отказалась: не хотела потратить свою вновь обретенную свободу, превратившись в няню на годы. Мои спорные взгляды не шокировали его. Он всегда знал, что я прямолинейна; он также знал, что если у меня будут внуки, я засучу рукава, примусь выполнять обязанности бабушки и вполне справлюсь с ними.

Джоу, которой сейчас 31 год, разделяет мои убеждения касательно материнства: она никогда не хотела детей - возможно, мои взгляды повлияли на неё. Её беда в том, что восемь лет назад у нее начал развиваться множественный склероз, и ей пришлось оставить работу шеф-повара. Теперь она прикована к постели и живет со мной и Тони. Я ее круглосуточная сиделка, и если бы я могла взять её болезнь себе, я бы с радостью это сделала. Она знает, что я готова сделать все, чтобы уменьшить ее страдания, и буду заботиться о ней, пока могу это делать. Сейчас мне 57, и по мере приближения моей старости дочь становится более зависима от меня, чем когда-либо. При этом я готова отрезать себе руку, если ей или Стюарту это понадобится.

Возможно, в этом и заключается парадокс. Я добросовестная и заботливая мать – и, возможно, если бы я не была такой, я бы меньше жалела о том, что у меня есть дети.

Автор - Isabella Dutton, оригинал тут. Перевод Галины Леончук

f3.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*